Недетские сказки Андерсена

От сказок Андерсена из детства осталось впечатление не столько поверхностно-сказочное, умиляющее, суетливо-яркое, сколько мистическое, фантастическое, увлекательное, волнующе-глубокое, сложное, необыкновенное, совершенно отличающее его сказки от всех остальных русских и зарубежных сказок, заставляющее при прочтении погружаться в какой-то другой, волшебный, красивый, завораживающий мир. Не было там шизоидных роботов с антеннами, прекрасных, добрых, бескорыстных фей, скучных добрых молодцов, красных девиц, красавицы преподносились по-другому: не слащаво, примитивно, а искусно, тонко, изящно, трагически. Любила все это слушать на старом патефоне (магнитофоны, компьютеры были роскошью, чего уж там – и телевизоры тоже). Боже, сколько же надо было для счастья тогда: проигрыватель и пластинка с Андерсеном – всего-то. Запомнились и особый след в сердце оставили «Огниво», «Оловянный солдатик», «Русалочка», «Оле-Лукойе», «Снежная Королева», «Дюймовочка».

Включала патефон и. Моя деревня становилась большим хрустальным подводным замком, палисадник – огромной круглой клумбой с яркими красными цветами, как у младшей из шести русалок. И все хотелось отдать за встречу с принцем, хоть и понятия не имела зачем он мне в 5-6 лет нужен. И попасть в тот большой, красивый, далекий, но такой манящий и многообещающий мир наверху, над водой. И мечталось, что вот так вот однажды, как и к одному мальчику из сказки, придет ночью Оле-Лукойе, достанет свой большой зонт с яркими зачаровывающими картинками зверей, птиц, звезд, волшебную спринцовку со сладким молоком и расскажет, и покажет много-много красивых, разных, добрых сказок. И вдруг бы в жизни также повезло, как доброму солдату, который встретил старую ведьму и она подсказала ему, где достать гору золотых, серебряных, медных монет и всего лишь за какое-то огниво. И посмотреть бы хоть одним глазком на этих огромных собак из подземелья с глазами как чайные блюдца и огромные башни. А потом забрать себе и золото и огниво, жениться на принцессе (принце) и всех-всех победить. И, как стойкий оловянный солдатик, стойко, мужественно преодолеть все препятствия, лишения судьбы и, несмотря ни на что, проделав уму непостижимое путешествие в канаве, в рыбьем брюхе, оказаться опять в том же доме, из окна которого он упал, рядом с той же любимой ему прелестной танцовщицей. Вот бы стать таким же мужественным!

И почему-то виделось только хорошее в этих сказках, притягивающее, очаровывающее, волнующее, волшебное, плохого не запомнилось совсем. То ли это особенности детской психики, то ли памяти, то ли – глубина и яркость этих, тогда любимых мной сказок затмевали весь негатив. И совсем не виделось, что…

Русалочка так отчаянно, неистово хотела в большой земной мир, ходить ногами по вожделенной земле, вопреки всему, хотела быть рядом с принцем и получить бессмертную душу, а не превратиться в морскую пену после смерти. И готова была отдать за это свой чудесный, восхитительный голос, какого ни у одной русалки еще никогда не было, навсегда лишиться возможности вернуться в ее родной подводный мир, получить ноги от мерзкой морской ведьмы, стать прекрасной, красивой девушкой, но испытывать постоянную жуткую пронзающую боль при каждом движении ногами, будто внутри у нее железный кол и ноги режет острым ножом. И все будут смотреть на нее и думать, что такой прелестной девушки никогда еще не встречали в своей жизни, восхищаться, любоваться и только она будет знать, кто она такая, откуда родом и будет испытывать страшную боль в этот момент и даже сказать об этом никому не сможет, потому отдала за это свое «счастье» голос. И, возможно, отдаст жизнь и превратиться в морскую пену, как и все русалки, если не сможет безумно влюбить в себя принца и стать его женой – таковы условия пари с ведьмой. И она согласилась. Отдала ведьме прекрасный голос, получила взамен человеческие ноги и жуткую боль при каждом их движении, навсегда покинула отчий подводный мир и отправилась покорять принца. И проиграла. Принц женился на другой. Русалке, как последняя возможность спасения, от ведьмы было предложено убить принца, его кровью облить свои ноги и снова стать русалкой, уйти под воду в свой родной, розово-коралловый дом и тихо-мирно дожить свои русалочьи 300 лет, не творя больше глупостей, не влюбляясь во всяких принцев и не суясь больше на землю, на которой, как она смогла убедиться сама на печальном опыте, ничего хорошего-то и нет. Но русалка видимо сильно и бескорыстно любила принца, поэтому, безмолвно пожелала счастья новобрачным и самоотреченно кинулась в море и превратилась в морскую пену.

А солдат из «Огнива», обалдев от свалившегося на него халявного богатства, нет, чтобы успокоиться и отдать старой ведьме огниво, отрубил ей голову только за то, что она не сказала, зачем ей огниво. Потом растратил все направо и налево. Влюбился в принцессу, влюбил ее в себя. И сбежал из-под самой виселицы благодаря огромным собакам с глазами как чайные блюдца и как башни, которые с помощью огнива повиновались ему и разорвали и разбили вдребезги всех неугодных ему и хотевших погубить его. И победивший всех таким образом солдат стал новым самым смелым, самым сильным, самым достойным королем, согласно ликованиям восторженной толпы, увидевшей всю его мочь в действии и предложил руку и сердце принцессе, которая ни глазом не моргнув в сторону только что разорванных огромными псами по приказу доброго солдата родителей, с легкостью приняла предложение нового смелого короля.

И оловянный солдатик, хоть и одноногий, хоть и пренебрегаемый многими, потому был стойким, что все время молчал, не жаловался, мундир не позволял, и все сносил молча, тихо страдая. Мечтал о прелестной, маленькой танцовщице и все время влюбленными глазами смотрел на нее, но его «мужество» не позволяло сказать ей ни слова, а только тайно ее желать. И даже на озлобленные замечания страшного маленького черного тролля искусной работы, ничего не отвечал и, попав в брюхо к рыбе молчал и все невзгоды, неудачи сносил мужественно. И все ради того, чтобы, проделав долгое, изнуряющее путешествие, вновь оказаться в том же доме, на том же столике, напротив того же картонного домика с такой прелестной и полюбившейся ему миниатюрной танцовщицей. И опять молча продолжать смотреть на нее и встречать такой же ее влюбленный молчаливый взгляд: два одиночества. И страшно желая перестать быть одиночеством, ни один так и не осмелился прервать это безответное любовное мучение. И – вот чудо! Они, все-таки, оказались вместе. В печке. И сгорели ярким счастливым пламенем, но зато вместе, хоть не жизнь прожили, так хоть смерть вместе встретили и остались от них: обугленное оловянное сердечко и кусочек блески от украшения на юбке танцовщицы.

И добрый, старый чародей и сказочник Оле-Лукойе в разноцветных чулках, в переливающемся, пестром сине-красно-зеленом кафтане, со своими восхитительными зонтиками с завлекающими, яркими картинками и волшебной спринцовкой со сладким молоком, ведь совсем недетские сказки рассказывал мальчику Яльмару по ночам. А в конце сказочной недели признался, что он старый язычник, римляне и греки звали его богом сновидений и познакомил Яльмара со своим родным и совершенно нестрашным братом, как все люди его представляют, имя которому – Смерть. Брат Смерть «мчался во весь опор и сажал на лошадь и старых и малых. Одних он сажал перед собой, других позади; но сначала всегда спрашивал:
— Какие у тебя отметки за поведение?
И вот тех, у которых были отличные или хорошие отметки, он сажал впереди себя и рассказывал им чудную сказку. Они тряслись от страха, плакали и хотели спрыгнуть с лошади, да не могли – они сразу крепко прирастали к седлу».
Опускаю все остальное недетское из этой сказки – но говорить детям, что Смерть рассказывает хорошую сказку только тем детям, людям, которые получали отличные или хорошие оценки за поведение, а остальные, кто не успел за свою жизнь получить эти оценки – парализовались страхом – примитивно и жестоко.
И вот еще небольшой отрывок из сказки «Холм лесных духов»:

«Парадная зала холма была разубрана на славу: пол вымыт лунным светом, а стены натерты ведьминым салом, так что светились, как лепестки тюльпанов, пронизанные солнечным светом! В кухне жарились на вертелах сотни лягушек, готовились ужиные шкурки с начинкой из детских пальчиков и салат из мухоморов, сырых мышиных мордочек и белены. Пиво привезли от самой болотницы, из ее пивоварни, а искрометное селитровое вино добыто из могильных склепов; словом, все было как следует. К десерту готовились груда ржавых гвоздей и осколки церковных стекол».

Дальше – пир, поедание всего перечисленного и такая веселуха, особенно после салата из мухоморов и белены. Черная магия, шаманизм, маразм, шизофрения – все вперемешку. Кастанеда с Блаватской отдыхают.

«Девочка со спичками» просто очень грустная сказка, даже не сказка – вполне жизненная история. И даже не грустная – а пессимистичная, тупиковая, мрачная, безысходная. Рождественским вечером на одной из зимних улиц Копенгагена маленькая девочка продавала спички. Никто их не покупал, все, обходя стороной босую, голодную и замерзшую девочку, торопились домой, встречать праздник рождества. Домой без малейшего заработка она возвращаться не хотела: поколотит злой отчим. Любимые, родные ей бабушка и мама умерли. Девочку этим вечером отовсюду выгоняли богачи, говоря, что нечего на пороге их дорогих домов нищенкам делать. Девочка села в угол между домами и решила согреться, поджегши спичку, потом еще одну и еще одну. Ей стали видеться разные хорошие, добрые, светлые видения: стол со вкусной, богатой едой, красивая, рождественская елка и бабушка, такая родная бабушка, вдруг пришла к ней и девочке стало становиться все теплей и теплей. А на утро первого дня нового года, за выступом дома нашли маленькую девочку, тельце ее было холодным, лицо бледным, но на губах застыла счастливая улыбка.

«Прохожие сочувственно кивали головами, и никто из них не догадывался, сколько радости подарили девочке эти спички»

Про тот мир, в который она ушла и стала ли она там счастлива — ни слова.
Грустная сказка обрывается словами про спички, которые подарили радость девочке здесь, на земле, через видения, явившиеся ей, то есть, все ее счастье заключалось в почудившихся ей на мгновение моментах счастья. И сглаживающего, позитивного влияния на отношение ребенка к смерти (как высказываются некоторые психологи по поводу этой сказки) и помощи в принятии ее естества сказка не несет, а, скорее, разворачивает в незрелом сознании картину тупиковости и безысходности земной жизни.

«Красные башмачки» – вообще, готовый сюжет для фильма ужасов, мистической драмы с соломенными гробами, танцами на кладбище, пляшущими отрубленными ногами и разорванным сердцем маленькой непослушной девочки в конце. Карен, маленькая непослушная девочка, так сильно любила красные башмачки, больше, чем церковь, больше, чем добрую старую госпожу, приютившую ее после смерти матери, что в наказание за свою строптивость и непослушание — она пошла плясать без передышки в них по всему свету и не могла никак остановиться. Неугомонный танец привел ее на кладбище, где среди могил она увидела ангела:

«Лицо ангела было строго и серьезно, в руке он держал широкий блестящий меч.
— Ты будешь плясать, – сказал он, – плясать в своих красных башмаках, пока не побледнеешь, не похолодеешь, не высохнешь, как мумия! Ты будешь плясать от ворот до ворот и стучаться в двери тех домов, где живут гордые, тщеславные дети; твой стук будет пугать их! Будешь плясать, плясать!…»

Потом она сама пришла к палачу, чтоб он отрубил ей ноги с красными башмаками, они пошли плясать без нее, не пускали ее в церковь. В итоге: ее душевные терзания ее замучили, она поняла, что надо ходить в церковь, но башмаки не пускали и, когда она сидела в своей комнатке, ей привиделось, что она в церкви, увидела ангела и у него было доброе лицо. «Торжественные звуки органа сливались с нежными детскими голосами хора. Лучи ясного солнышка струились в окно прямо на Карен. Сердце ее так переполнилось всем этим светом, миром и радостью, что разорвалось. Душа ее полетела вместе с лучами солнца к богу, и там никто не спросил ее о красных башмаках».

Ганс Христиан Андерсен - сказки читать

Теперь немного информации об авторе. Ханс Христиан Андерсен – известный датский писатель, поэт, сказочник 19 века, самобытный и очень любимый, почитаемый писатель на своей родине. В сознании датчан его имя неразрывно связано с историей Дании, с ее традициями, мифологией, природой, характером народа, с его оригинальной склонностью к юмору. И своеобразие его сказок отчасти связано с пересказом в личной интерпретации датских народных сказок, услышанных им в детстве от бабушек, дедушек, также собранных им разных сказочных материалов на протяжении всей жизни. Сказка была для него способом выражения своего мироощущения.

Сам Андерсен говорил о своих сказках следующее:

“Сказочная поэзия – это самая широкая область поэзии, она простирается от кровавых могил древности до разноцветных картинок простодушной детской легенды, вбирает в себя народную литературу и художественные произведения, она для меня представительница всякой поэзии, и тот, кто ею овладел, может вложить в нее и трагическое, и комическое, и наивное, и иронию, и юмор, к услугам его и струны лиры, и лепет ребенка, и речь естествоиспытателя”.

Это официальная версия рождения, появления и самой сути сказок Андерсена.
Немного фактов из его биографии, отчасти проливающие свет на причины оригинальных сказочных интерпретаций.
Любовь в жизни автор встречал, к сожалению, часто безответную, до конца дней, потому умер бездетным холостяком. Да и в других аспектах, нелюбовных, жизнь у него довольно сложная была. Понятно, что сказки были для него способом выражения мироощущения. И такой часто встречающийся пессимизм, прекрасный, романтичный, но трагичный; фатализм, мистицизм с элементами больного воображения, иногда просто – с бредом и галлюцинациями; безответная любовь, когда вместе возможно оказаться только в печи, сгореть ярким пламенем и умереть вместе или отдать за счастье безумно любимого и дорогого человека свою жизнь. И, когда счастье, все-таки, возможно, вопреки всему и, кто не обрел это счастье здесь, на земле, обязательно обретет его на том свете и смерть ему не преграда или не обретет, но этот тупиковый, обреченно-депрессивный трагизм – возможно, еще красивей, прекрасней, грандиозней, как для автора, так и для читателей.

А Русалочку детям прочитаю, но попозже, когда подрастут. Молодец она потому что. Да, захотела на землю от скучного дома убежать, влюбилась по уши в казавшегося ей безумно красивым, добрым, мужественным, земного принца, в человека и эта любовь казалась ей такой многообещающей и, не в силах совладать с собственными чувствами, все, что можно, отдала за осуществление своей нездоровой, глупой мечты; просто захотела и все тут или любовь до гроба – не важно в данном контексте, и отказывалась ее, еще детская, незрелая психика принимать весь трагизм русалочьей ситуации…